Борис Шаповалов: «Нам готовят желтую революцию хризантем»

Президентские выборы в Молдове выходят на финишную прямую. С Борисом Шаповаловым, политологом, историком, доктором философских наук, членом Совета гражданского общества при Президенте Республики Молдова, мы беседуем о предвыборной и ситуации, вероятных сценариях ее обострения и предпосылках возможных протестов.

— Борис Андреевич, как вы оцениваете сегодняшние предвыборные расклады?

— В избирательной президентской кампании в Республике Молдова очень важная пора, завершающий этап. Восемь основных кандидатов в президенты — и ситуация складывается очень своеобразная. Потому что основным лидером предвыборной гонки является действующий президент, неформальный лидер партии социалистов Игорь Додон, который идет на второй мандат в качестве независимого кандидата. Это особо подчеркивается. Но, естественно, его активно поддерживает Партия социалистов Республики Молдова. По всем сегодняшним прогнозам, Игорь Додон реально может получить где-то 52-54% голосов.

Все остальные кандидаты, получается, как бы объединены против действующего президента. Семеро на одного. Вот такая своеобразная «загонная охота». Поэтому Игорь Додон избрал очень интересную тактику. Он встречается с избирателями в городах, селах, районах. Надо сказать, что за четыре года он посетил более 600 из 1500 населенных пунктов Молдовы. Он старается решить какие-то проблемы конкретного населенного пункта, который посещает: вопросы производства и т.д. Это имеет определенный эффект.

За три недели кампании он провел 160 встреч, посетил 25 районов. Несколько районов осталось на последнюю предвыборную неделю. Игорь Додон проводит по 8-12 встреч с избирателями. Он категорически отказался от каких-либо предвыборных дебатов в 1 туре, потому что это было бы совершенно неправильно: бесполезная потеря времени, хождение по различным телеканалам… И он бы только и делал бы, что отбивался от каких-то глупых, бесполезных нападок.

Надо отметить еще один момент. Из восьми кандидатов в президенты пятеро являются иностранными гражданами. Они имеют двойное гражданство. Четверо — румынское. А Ренато Усатый — российское (но, по неподтвержденным данным, наверное, и румынское).

Основной противник Игоря Додона — это Майя Санду. Она пять месяцев в 2019 году была премьер-министром коалиционного правительства. И как показывают история и опыт, не справилась со своей задачей. Но, тем не менее, на сегодня все проевропейские силы определили ее как основного антироссийского кандидата, который выступает против Игоря Додона. И таким образом Майя Санду и ее партия «Действие и солидарность» являются основными прозападными силами. По опыту 2016 года, когда Санду проиграла выборы Игорю Додону, она может набрать где-то 46-48%. Но на сегодняшний момент, по всем соцопросам, она однозначно проигрывает Игорю Додону.

— В каком туре?

— Будет ли второй тур? Всё зависит от того, насколько будет мобилизован электорат того или иного кандидата.

Теоретически возможна победа Игоря Додона в один тур, с учетом сложной обстановки в связи с ковидом. Определенная часть избирателей может не выйти на голосование. Как правило, сельский электорат более организован и более обязателен. И именно с этими избирателями Додон и работает. А городской электорат всегда поступает более прагматично. Все понимают, что будет второй тур голосования. «Зачем дергаться 1 ноября? Мы выйдем 15 ноября, и тогда проголосуем». Вот этот фактор может сработать в пользу Игоря Додона.

Но будем реалистами, конечно же. У Игоря Додона отнимают голоса кандидаты в президенты Ренато Усатый от «Нашей партии» и Виолетта Иванова от партии «Шор». Они играют на избирательном поле Додона. И поэтому вряд ли Игорю Николаевичу удастся с первого тура решить эту проблему.

— Большинство пожилых избирателей поддерживает левых кандидатов, непрозападных кандидатов. И во время ковида есть вероятность, что пожилые избиратели менее активно могут проголосовать.

— Да, в чем-то с вашими доводами можно согласиться. Но это применительно больше к городскому электорату. Потому что в сельских районах (а их 32 в Республике Молдова) немножко другая ситуация. Наиболее сложная ситуация у нас в Кишиневе и Бельцах, где находится основная масса людей, больных ковидом. А в сельских населенных пунктах ситуация совсем другая.

И еще раз подчеркну: сельский электорат более организован, более дисциплинирован. И если примар, глава администрации пришел, попросил (там свой уровень личностных отношений), то человек выйдет, поучаствует в выборах. А вот как раз с прозападным электоратом, который более молодой, всё проблематичней. И получается так, что даже в крупных городах старшее поколение, которое привыкло выполнять свои обязательства, выйдет на выборы. А молодежь может и не выйти.

Но в принципе, все готовятся ко второму туру.

— Заявления прозападных сил о том, что они ожидают фальсификаций, напоминают майданные ситуации в разных постсоветских странах. Насколько власть готова к такому развитию событий?

— Здесь несколько интересных моментов.

Как противникам власти вывести людей на улицу? Бороться со страшным коррупционером, вором, мошенником? А Додон — абсолютная противоположность. Он бизнесом не занимается. У него нет счетов ни в Молдове, ни за границей. Ничего нельзя арестовать. На него нельзя экономически надавить. Этим зацепить его нельзя. На него нельзя повесить «страшное советское прошлое»: Додон не коммунист; а социалист, он за сотрудничество с Западом и Востоком. Обвинить его в каких-нибудь сексуальных извращениях — тоже не получается. Он примерный семьянин: трое сыновей, прекрасная супруга — очень активный человек. И вообще семейная тема при его президентстве очень развита. Было много мероприятий в этом направлении. Грандиозный международный конгресс семьи был проведен.

И с какой стороны Додона ни пытаются очернить — не получается. Последняя попытка которая была предпринята одним информационным ресурсом, который на американских грантах сидит. Закинули фальшивку: придумали Додону кличку Кремленович. Якобы в 2017 году он потерял мобильный телефон. И оттуда якобы какие-то номера, записи, что он подчиняется Кремлю, выполняет указания оттуда. Короче, бред сивой кобылы…

И на днях еще один прозападный ресурс, телеканал, который финансируется тоже Западом («Журнал ТВ»), выдал такую откровенную фальшивку. Фотографии Додона с женой, а ниже какие-то две девушки-массажистки, лица закрыты, якобы они обслуживают Игоря Додона. Бред, в который обычный избиратель не верит. Придумать что-то серьезное они не могут.

Поэтому они тупо готовят сценарий непризнания выборов.

— Это тот же сценарий цветных революций, который опробован на нескольких постсоветских республиках?
— Понятно, что прозападные силы действуют по одной методичке: как провести цветную революцию. Она известна и по Грузии, и по Украине, и по Югославии. Мы видим, что творится в Белоруссии, видим попытки Киргизию поставить на уши… И понятно, что на сегодня американские и европейские спецслужбы проигрывают россиянам. Это их раздражает, бесит. И, конечно же, им хотелось бы отыграться на Молдове.

Я приведу конкретные факты, чтоб было понятно, что сценарий четко, жестко выстраивается на этом направлении.
Председатель ХДС в Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр, она же министр обороны, открыто поддерживает Майю Санду, которая является основным противником действующего президента. Учитывая, что активно работает у нас Фонд Аденауэра (и он на прошлых выборах очень сильно поддерживал Майю Санду, проводил социологические исследования для нее, и сейчас это же происходит), — мы можем предположить, что это открытое вмешательство в наши внутренние дела.

Было заявление председателя Европейской народной партии, бывшего польского премьера Дональда Туска: только проевропейский курс, только Майя Санду. Это серьезные заявки со стороны лидер общеевропейской партии…

Посол США в Молдове Дерик Хоган (хорошо известно, что он — действующий сотрудник американских спецслужб) давно и целенаправленно ведет свою работу здесь, встречается с министрами, с чиновниками, с лидерами партий. Короче, как у себя дома в США, занимается внешним управлением.

Посол Европейского Союза Петер Михалко уже несколько раз резко высказывался в адрес действующей власти. Мол, раньше все было хорошо, пока не появилось правительство Кику в ноябре 2019 года. И вот у президента сотрудничество с парламентским большинством (52 голоса у социалистов и демократов), всё стало резко плохо! И судебная реформа не идет. И прямые намеки, что низкие результаты намеченных реформ и программ. И надо бы сменить правящую элиту…

Подобное вмешательство — это же вообще ни в какие ворота не лезет.

А вспомним вашингтонские заявления. Заместитель Госсекретаря США по политическим вопросам Дэвид Хейл говорит, что они твердо наблюдают за выборами в Молдове. То есть их очень беспокоит здоровье демократии в Молдове. Ну, как и во всем мире. Американцев всё беспокоит, помимо того, что у них дома творится (когда два основных кандидата чуть матом не ругаются на дебатах).

Госсекретарь США Майкл Помпео и руководитель румынского МИДа Богдан Ауреску озабочены проблемами Молдовы, обсуждают их.

И наконец, заявление ПАСЕ, что, в связи со сложной эпидемиологической ситуацией из-за коронавируса в Республике Молдова, они свою наблюдательную миссию сюда не направляют. Это стопроцентно свидетельствует о том стандартном сценарии, который запланирован американцами и европейцами: якобы власть будет предпринимать фальсификации… Это четкий флажок, говорящий о том, что программа расписана.

Поэтому, как бы выборы ни прошли 1 и 2 туре, у европейцев и американцев — одна задача…

— Какая?

— Не допустить того, чтобы у власти остался пророссийский президент (когда говорят «пророссийский» — это равнозначно «промолдавскому»). Западу не нужна победа Игоря Додона с его промолдавским курсом. А основная масса населения прекрасно понимает: Молдова без экономического взаимодействия с Востоком абсолютно не состоятельна и не может существовать как суверенное государство.

За этим последуют, видимо, досрочные выборы в парламент в первой половине 2021 года. По последним данным, пройдут партия социалистов и партия Майи Санду. Но последняя потеряет определенное количество голосов (не больше 20 мандатов у них будет). Пройдут, конечно, «Наша партия» Ренато Усатого и партия «Шор». И там будет совершенно другая парламентская ситуация.

И, естественно, Запад видит, что он полностью проигрывает эти выборы. И они понимают, что второй раз и Майя Санду, и Андрей Нэстасе (руководитель партии «Достоинство и правда»), которые вместе на парламентских выборах в феврале 2019 года составляли избирательный блок проевропейских правых партий ACUM, — уходят в небытие.

Все понимают, что Додон — лидер, который что-то доказал за четыре года. С июля, когда Санду впервые заявила, что Додон не может победить без фальсификаций выборов, это были только заявления. А сейчас, с середины октября, Санду вдруг взяла желтые хризантемы в руки. Потом желтые цвета ее партии присутствуют на всей рекламной продукции, на всех плакатах, на всех билбордах. Она носит уже желтый шарфик. К ней на встречу американский посол приехал уже в желтом галстуке. У кого-то революция тюльпанов была, у кого-то революция роз. А нам готовят желтую революцию хризантем.

Сценарий, методичка — одни и те же. Мы прекрасно понимаем.

— С учетом возможного цветного сценария, что выгоднее его сторонникам: победа Додона в первом туре? Или во втором? Некоторые цветные революции показали, что очевидная победа в первом туре — это повод вывести людей на улицу под предлогом фальсификации выборов. С другой стороны, второй тур, хотя и рассеивает сомнения, что предвыборная гонка «ноздря в ноздрю» была напряженной и честной, — но при этом создает предпосылки для жесткого прессинга со стороны противников власти. Стоит дать слабину — оппозиция идет на обострение, и дальше по нарастающей…

— Сложный вопрос. Получается теоретически, что победа в первом туре возможна. На практике вряд ли это произойдет. И Ренато Усатый, и партия «Шор» вместе у Додона больше десяти процентов оттянут, если не больше. Поэтому вряд ли всё решится в первом туре.

И с точки зрения того, о чем вы спрашиваете, победа Игоря Додона в первом туре не совсем желательна. Потому что это может дать повод так называемой оппозиции (это не оппозиция, а «пятая колонна», предатели молдавского народа, которые находятся под внешним управлением) говорить, что выборы якобы были фальсифицированы.
Поэтому желательно, чтоб выборы прошли в два тура. Статистика говорит, что во втором туре победу одержит Игорь Додон. И сказать, что здесь что-то сфальсифицировано, будет сложно.

Дальнейшее развитие событий — организация протестов. Но другой вопрос — социальная база этих протестов…

— Она есть?

— Кто выходит на протесты? Старшее поколение, пенсионеры? А зачем? Их устраивает политика Додона. Их устраивает то, что они получают фактически тринадцатую пенсию сегодня. Учителей устраивает обещанное повышение зарплаты в 2 раза в течение 2021 года. Врачей устраивает уже идущая реформа: с 1 сентября им повысили зарплату на 30 процентов, с 1 января еще повышают. То есть они выходят на двойное повышение зарплаты.

Какая социальная база протестов? Студенчество? У нас осталось тысяч пятьдесят студентов. Хотя десять лет назад их было 120 тысяч. Выйдет ли молодежь?

Наиболее активные — унионистские партии. Но они в последнее время себя дискредитировали. И особой поддержки не имеют.

На кого Майя Санду может рассчитывать? На каких-то унионистов. Есть у нас еще комбатанты, которые участвовали в приднестровском конфликте 1992 года. Их подпитывают деньгами, финансируют. Выводят они на свои мероприятия одну ассоциацию из пяти или семи, которые их объединяют. Это человек 600-800, максимум — 1000. Ну, выйдут они на два-три дня, постоят, и на этом всё закончится. Никто против них силу применять не будет. Основная их масса — здравомыслящая, на стороне президента. Я это говорю, потому что сам являюсь членом исполкома Союза офицеров Республики Молдова. Мы объединяем 15-20 тысяч людей, которые раньше носили погоны. Это разные ассоциации: пограничники, карабинеры, моряки, те, кто служили в группе войск в Германии и т.д. Сюда же входит и основная масса комбатантов. И вот эта категория людей абсолютно не будет участвовать ни в каких беспорядках. Действующая власть — правительство и президент — очень много в последнее время для этих людей сделали.

Оппозиция пыталась использовать аграриев и раскрутить их протесты. Но буквально на днях прозвучала очередная информация, что РФ оказывает большую помощь: идет грант в сотни миллионов леев на поддержку сельского хозяйства в связи со сложной ситуацией. То есть проблема сразу снимется: не будет причин выходить на протесты.

— А собственно оппозиция?

— Они — оппозиция в Фейсбуке, в социальных сетях. А дугое дело — вывести людей на площадь… Я не думаю, что они смогут делать это долго и в массовом количестве.

Во всяком случае, сегодня ближайшее окружение действующего президента говорит, что они не видят широкой социальной базы для возможных протестов.

— Если всё пойдет по жесткому протестному сценарию, — Нэстасе, который был министром внутренних дел, в состоянии как-то влиять на силовиков?

— Ну, был пять месяцев министром. Его там все не любят. Пустое место. Вот и вся реальность. Авторитета — ноль.
— А люди Плахотнюка могут качать ситуацию на обострение?

— Это его люди все и есть. И Нэстасе с ним сотрудничает, и Санду. То, что они боролись, якобы, с олигархом… Они боролись, чтоб получить власть. А дальше — мы видели пять месяцев правительство Санду.

— И всё же… Что-то внушает опасения?

— Есть один очень сложный момент. Это фактор Конституционного суда. Там шесть человек. Из них четверо — это ставленники Майи Санду и Андрея Нэстасе. Старый состав летом 2019 года ушел в отставку добровольно. Пришел новый. Как они будут утверждать итоги выборов? Не послужит ли это каким-то рычагом? Если они не утвердят результаты выборов в случае победы Игоря Додона, это дестабилизирует ситуацию.

Я не могу знать всех нюансов, всей подноготной. Мы можем только предполагать. Но возможны и провокации на выборах. Возможны варианты использования Конституционного суда, когда политическая коррупция сработает.
Сейчас мы говорим о тех вещах, которые четко видим и понимаем. Запад не хочет победы Игоря Додона. Мы видим, что предполагаются конкретные действия для подготовки возможных протестов в связи с фальсификациями выборов. Готовятся шарфики, букетики…

Мы сейчас не говорим о возможности ползучего переворота, как это было в 2009 году, когда Владимир Воронин имел шесть десятков голосов в парламенте и бездарно так отдал власть. ПКРМ растеряла авторитет. Но, кстати, Воронин заявил, что согласен возглавить бойкот выборов. И если ситуация возникнет, аналогичная той, что была в Белоруссии и Киргизии, он чуть ли не согласен возглавить протесты против фальсификаций и действующей власти. Сегодня ПКРМ не пользуются популярностью. Их рейтинг — 1,5%. На левом фланге политика, сильнее Игоря Додона, не существует.

Но, тем не менее, мы прекрасно знаем о воронинских связях с тем же олигархом Владом Плахотнюком. Он — порождение самого же Владимира Воронина. Когда-то они были в одной команде.
— А есть догадки, что имел в виду директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, когда говорил о подготовке цветной революции в Молдове?

— Те примеры американского вмешательства, которые я выше перечислил, само собой подтверждают это заявление. Я думаю, что Сергей Нарышкин — очень информированное лицо. И если он делает такое заявление, то там не догадки, а конкретные данные.

На днях прошла презентация книги депутата-социалиста Богдана Цырдя «Гражданское общество Республики Молдова: Спонсоры. НПО-кратия. Культурные войны». Там четко и ясно доказывается, что из 14 тысяч различных неправительственных организаций около ста — это сеть НПО и СМИ, которые финансируются американцами и европейцами целенаправленно. И эта сеть действует против суверенитета Республики Молдова. Она сегодня парализует административные, правовые, судебные органы, оказывает на них давление и т.д.

Там опубликованы данные, какие фонды и какие суммы молдавским конкретным СМИ перечислили в 2019 и 2020 гг. Это десятки миллионов долларов, которые брошены вот как раз на реализацию проекта «революции желтых хризантем». И две трети этих НПО выступили с обиженными заявлениями. И тем самым подтвердили, что это действительно сеть.


Источник: "Politics.MD"
Игорь Додон об отношениях с НАТО хочет
Сегодня, 8 декабря президент Молдавии Игорь Додон отметил важность уважения... Подробнее
Президент Молдовы заявил о сохранении
Сегодня, 14 августа на брифинге президент Молдовы Игорь Додон зачявил, что... Подробнее
В Молдавии состоится второй тур президентских
В Молдавии никто из кандидатов в президенты не набрал более 50% голосов,... Подробнее
В Молдавии обработали почти все протоколы, Додон
На данный момент обработаны протоколы с 2041 избирательного участка из 2081,... Подробнее
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.